Развитие средств коммуникации в процессе антропогенеза.

Человеческая психика имеет длительную историю развития. Спо­собы отражения действительности, средства коммуникации, меха­низмы регуляции поведения, деятельность современного человека, по предположению ряда палеоантропологов, формировались в те-

Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина

1.4. Антропосоцпогенез и социальная коммуникация

чение миллиона лет, начиная с четвертичного периода, ознамено­вавшегося появлением первых людей. Существует и другая пози­ция, призывающая ограничить историю вида Ьото кар1еп8 40-35 тыс. лет, в качестве критерия формирования человека рассмат­ривающая возникновение второй сигнальной системы и знаковой функции речи. Далее проводится краткий анализ путей развития средств коммуникации древних людей, позволивших им достигнуть уровня современного Ьото 8ар1еп5.

В конце XIX в. доцент Амстердамского университета Э. Дюбуа нашел костные останки, принадлежащие обезьяночеловеку прямо­ходящему (РиЬесатЬгорив егесСш). Питекантроп совмещал те­лесные особенности человекообразной обезьяны и человека и был признан промежуточным звеном, объединяющим представителей различных ступеней эволюции. Объем его черепной коробки (750 см3) превышал соответствующие показатели человекообраз­ных обезьян, хотя был значительно меньше, чем у современного че­ловека. Признаком, послужившим для отнесения найденного суще­ства к человеку, служили найденные рядом с ним древние орудия ТруДа _ эолиты — камни, на которых заметна обработка одного из краев, другой край удобен для захватывания рукой. Орудия труда являются характерной особенностью деятельности человека, отли­чающей его от обезьян. Создание таких орудий требовало опреде­ленного уровня развития средств взаимодействия, позволяющих не только закрепить полученные навыки в памяти одного индивида, но и передать их другим представителям вида. Предположительно, средства взаимодействия питекантропов имели сигнально-двига-тельный характер и основывались прежде всего на механизме под­ражания и имитации.

Следующим из найденных предков человека был пекинский с и -н а н т р о п. Этот человек жил, как и питекантроп, в первой полови­не четвертичного периода. Вместимость черепа синантропа превы­шала 1000 см3. Найдены свидетельства культуры синантропа - ка­менные орудия труда и остатки кострищ. Предположительно, си­нантропы имели довольно примитивное физическое строение, умели делать грубые каменные орудия, охотиться. Жили они груп­пами в пещерах, умели разводить и сохранять огонь, что коренным образом отличало их от питекантропов. Существуют доказательст­ва того, что синантроп использовал в пищу не сырую, а обработан­ную на огне пищу. Для регуляции совместной деятельности в таких условиях средства коммуникации должны были выйти за пределы жестов и мимики, необходимость общения ночью требовала звуко­вых сигналов.



Питекантроп и синантроп были древнейшими людьми, живши­ми в доледниковый период. Ледниковая эпоха ознаменовалась по­явлением нового типа древних людей: неандертальцев и кро­маньонцев. Палеоантропологи предполагают, что неандертальцы относятся к первой половине и более поздним эпохам максималь­ного оледенения (200-35 тыс. лет назад), а кроманьонцы - ко вто­рой его половине.

Первые находки останков древних людей, принадлежащих к типу неандертальцев, сделаны в Европе в конце XIX и начале XX в. Древние останки неандертальцев были найдены и на терри­тории бывшего СССР — в Узбекистане. Неандертальцы обладали черепами вытянутой формы с выраженным надглазничным вали­ком. Объем черепной коробки превышал 1200 см3, однако лобные доли были относительно невелики и мозг имел ряд черт сходства с мозгом человекообразных обезьян. Строение костей нижних ко­нечностей показывает, что ноги еще не были вполне выпрямлены в коленных суставах. По-видимому, у них была довольно неуклюжая походка.

Как и синантропы, неандертальцы обитали в пещерах. Остатки других зверей показывают, что неандертальцы вели интенсивную охоту, в то время как более древние люди добывали пищу в большей степени собиранием плодов и корней. В процессе охоты они напа­дали на животное сообща, убив его, разрезали кожу каменными ору­диями, срезали мясо, раздалбливали кости. Предполагают, что шкуры животных неандертальцы использовали для укрытия тела и для подстилок. Значительно усложнилась техника ведения хозяйст­ва. Происходило дальнейшее разделение труда и выделение наибо­лее опытных охотников для управления первобытным стадом.



Каменные орудия неандертальцев были более разнообразны и лучше обрабатывались. В раскопках найдены ручные рубила, у ко­торых обработанный конец мог служить как ударный, колющий и режущий инструмент.

Усложнение коллективных действий и общественных взаимоот­ношений повлекло за собой появление новых средств общения. По­лагают, что именно у неандертальцев начала формироваться члено­раздельная речь.

Находки древних захоронений наводят палеоантропологов на мысль о наличии у неандертальцев культовых погребений.

Психологический анализ приведенных фактов позволяет сде­лать предположение о довольно высоком уровне психического раз­вития неандертальцев. Их орудия труда свидетельствуют о специа­лизации членов группы, разделении ответственности за выполне­ние различных задач и, следовательно, о наличии различных спо-

Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина

1.4. Антрогюсоцпогене:» и социальная коммуникация

собностей для их выполнения. Они могли ставить задачи и плани­ровать коллективные действия для их решения, прогнозировать бу­дущее развитие событий.

Немецкий специалист, автор труда «Пробуждающееся мышле­ние: у истоков человеческого интеллекта» Ф. Клике пишет: «При обучении конкретным способам применения и изготовления ору­дий решающую роль играют пространственные представления и способность к подражанию. Это предъявляет серьезные требова­ния к наглядно-образной памяти. Но подлежащие таким образом сохранению конкретные описания тех или иных ситуаций чрезвы­чайно многочисленны. Возможно, с необходимостью запоминать все это связан факт сильного увеличения головного мозга неандер­тальцев».

Наличие культовых захоронений можно расценивать как доказа­тельство существования традиций и самосознания, которые осно­вывались на представлениях о «загробной» жизни.

Учеными не выработано единого мнения о том, является ли не­андерталец непосредственным предком современного вида Ното 8ар1еп5. К примеру, М.Ф. Нестурх считает, что человек эволюциони­ровал последовательно от типа неандертальцев к кроманьонцу и затем к современному виду (см.: Нестурх М.Ф. Происхождение чело­века. М., 1970). По мнению Ф. Кликса, неандертальцы представля­ли тупиковую ветвь эволюции. Существует предположение, что чрезмерное развитие наглядно-образной системы переработки ин­формации в ущерб логико-понятийному механизму привело к от­теснению и исчезновению неандертальцев. Их вытеснил более раз­витый человек кроманьонского типа, положивший начало диффе­ренциации линий развития, которая имела выраженный регио­нальный характер.

Человек верхнего палеолита — кроманьонец — отличался телесным строением, приближающимся к современному человеку. Его череп имел прямой лоб, надбровные дуги вместо надглазнично­го валика, подбородочный выступ. Он умел изготавливать с по­мощью отжимной техники сложные орудия не только из камня, но и из кости и рога. Важным шагом вперед являлось умение изготов­лять составные орудия.

В условиях потепления, наступившего вслед за периодом макси­мального оледенения, кроманьонцы часто использовали открытые стоянки. Они начали охотиться на диких лошадей и зубров, что требовало как специализации, так и организации коллективных действий для достижения результата.

У кроманьонцев было более высокое, чем у первобытного неан­дертальца, социальное объединение — род. Регуляция поведения на

уровне инстинкта уступала место более совершенным механизмам социальной регуляции.

Переход от палеолита к неолиту был связан с изобретением лука, приручением собаки. К этому периоду относятся находки ору­дий, разрисованных цветными узорами, что является свидетельст­вом возникновения знаковой культуры.

По-видимому, кроманьонец в своем развитии преодолел барьер, разделяющий животное и человека. Он владел конструк­тивными приемами изготовления и применения орудий. Совер­шенствовался процесс разделения труда: все большее значение приобретали операции, продиктованные не прямым биологичес­ким мотивом, но имеющие промежуточный результат для дости­жения общей цели. В рамках индивидуальной деятельности этот результат становился самостоятельной целью. Постепенное на­копление коллективного опыта привело к потребности в обуче­нии подрастающего поколения. Расширение первобытной комму­ны сделало необходимым введение упорядочивающих правил и норм поведения. Социальные мотивы деятельности становились более сильными, чем биологические: решение могло быть приня­то в пользу интересов рода вопреки голоду и жажде, стремлению к безопасности и сохранению собственной жизни. В процессе таких преобразований развивались способы коммуникации, со­вершенствовались функции речи.

Известный палеопсихолог Б.Ф. Поршнев, исследовавший меха­низмы развития средств коммуникации человека, доказывал, что на самых ранних этапах развития предка человека в качестве регу­ляторов взаимодействия работают механизмы имитации и интер­дикции, а на этапе возникновения человеческого общества ведущи­ми механизмами становятся суггестия и контрсуггестия.

Основные функции суггестии заключаются в подавлении по­ведения, непосредственно связанного с потребностями индивида, и пробуждении поведения, направленного на интересы взаимодей­ствия. Суггестия — один из наиболее архаических механизмов уп­равления. Основной ее принцип сводится к формуле «приказ — вы­полнение». В связи с этим предполагается, что древние слова былиглаголами, интердиктивными и императивными, побудительными и повелительными. Суггестивный уровень общения — это уровень онтологии, бытия, являющийся только предпосылкой для развития нового, гносеологического уровня.


razvitie-volevoj-sferi-doshkolnika-rukovodstvo-razvitiem-volevoj-sferi.html
razvitie-voobrazheniya-i-svyaznoj-rechi.html
    PR.RU™