Развитие системы государственного и муниципального управления на территории Республики Башкортостан

В конце 16-17 вв. основная территория Башкортостана составляла Уфимский уезд. Центральное управление регионом осуществляли находившиеся в Москве Казанский и Сибирский приказы. В Башкирии сохранялось существующее еще со времен Золотой Орды старое деление на дороги (области): Ногайскую, Сибирскую, Казанскую и Осинскую. Дороги, в свою очередь, состояли из 70-75 волостей.

В эти века башкиры жили в условиях феодального строя. Феодалы состояли из биев, старост и тарханов. Бии и старосты не имели официальных грамот, тогда как привилегии тарханов закреплялись специальными грамотами еще со времен Золотой Орды. Царское правительство подтвердило их привилегии. Основной обязанностью тарханов была военная служба, они были освобождены от уплаты ясака. Феодалами являлись также мусульманские муллы и ахуны. Со временем бии и старосты как главы волостей и аймаков за верную службу также получали тарханные грамоты.

В первой половине восемнадцатого века воеводская система управления сменяется губернской. В 1728 году формируется Уфимская провинция, а уфимский воевода получает права губернатора. Однако с 1744 года Уфимская провинция входит в состав Оренбургской губернии только на правах воеводства, а уфимский воевода подчиняется оренбургскому губернатору.

В ХYIII-XIX вв. башкиры жили на территории нескольких губерний — Оренбургской, Пермской, Вятской и Самарской. Их общая численность, исключая саратовских башкир, составляла около миллиона человек. Основная часть башкирского населения была сосредоточена Оренбургской губернии. К началу XIX в. стало очевидно, что город Оренбург, находившийся на самой границе России, не справляется с функцией губернского центра. Поэтому в 1802 г. Уфа была восстановлена в роли губернского центра, Бугуруслан и Белебей вновь получили статус уездных городов. Таким образом, в Оренбургской губернии стало 12 уездов. В 1850 г., после образования Самарской губернии, к ней отошли Бугульминский, Бугурусланский и Бузулукский уезды, хотя они и продолжали оставаться в ведении Оренбургского генерал-губернатора.

Согласно городовому положению Екатерины II, Уфа получила статус губернского города и сохранила герб, на котором была изображена бегущая куница на серебряном поле, а для 12 уездных годов были разработаны собственные гербы. Губернский город Уфа занимал пространство обеим сторонам реки Белой. Общая площадь города составляла 1200 саженей, а ширина - 500 саженей. В нем находились 2 каменные и 4 деревянные церкви. Пятая церковь стояла на кладбище. В трех верстах от Уфы находился мужской монастырь с каменной церковью и деревянными двухэтажными кельями. Все остальные постройки были деревянными.



Выборным органом городского управления, подчиненным губернатору, была Городская Дума, в состав которой входили городской голова и 4 гласных — по одному от разных слоев городского общества: купцов, мещан, казаков и отставных солдат. Дума занималась благоустройством города и городским хозяйством, а также распоряжалась городскими финансами и собирала налоги. Магистрат в данный период представлял собой сословный судебный орган. Члены магистрата — бурмистр и ратманы — избирались из числа местного купечества и мещанства, а магистрат рассматривал гражданские и уголовные дела только между купцами и мещанами. При магистрате имелся сиротский суд, а в полицейских участках города для рассмотрения мелких дел действовали словесные суды. Дела о бракосочетаниях, разводах и вероисповедании мусульманского населения края были переданы в ведение Оренбургского магометанск ого духовного собрания, учрежденного в 1788 году и располагавшегося в Уфе.

Оренбург в конце XVIII — начале XIX в. почти не изменился. Со стороны реки город был укреплен палисадом, а с остальных сторон окружен каменной стеной, земляным валом и окопан рвом. В нем находились 2 каменных собора, 3 приходские церкви, одна мусульманская мечеть, гостиный двор с лавками, таможней и церковью над воротами. Вплоть до середины XIX в. Оренбург сохранял статус военной крепости. Здесь располагалась резиденция военного губернатора (генерал-губернатора). Для управления казахскими жузами в Оренбурге была учреждена Пограничная комиссия, а вопросами организации торговли с Казахстаном и Средней Азией ведали Таможенный округ и пограничная таможня.

Новообразованные уездные города, по существу, продолжали оставаться крепостями, а такие как Бугульма, Бугуруслан и Белебей, где основную массу населения составляли крестьяне, почти не отличались от сельских поселений.



Среди уездных городов выделялись Челябинск, бывший центр Исетской провинции, и Стерлитамак, возникший благодаря развитию соляной промышленности и торговли. Челябинск успешно конкурировал с Уфой и Оренбургом не только в торгово-промышленном отношении, но и в сфере городового устройства. Только в Челябинске имелись городовые магистраты и думы, в то время как другие уездные города были подчинены магистратам г. Уфы и г. Оренбурга. По численности населения города Башкортостана значительно уступали городам российского центра.

10 апреля 1798 г. в Башкортостане по инициативе Оренбургского военного губернатора О.А. Игельстрома императором Павлом I была создана кантонная система управления, которая, по существу, стала системой военного управления, ликвидировавшей последние проявления самостоятельности башкирского общества. Кантонная система коснулась также оренбургских и уральских казаков, ставропольских калмыков и мишарей. С введением кантонной системы управления башкиры и мишари были переведены в военно-казачье сословие. Таким образом, правительство намеревалось успокоить воинственный, с его точки зрения, башкирский край, а затем и переложить на плечи местного населения всю тяжесть пограничной службы по охране юго-восточных границ Российской империи и в случае необходимости привлекать его к военным действиям.

Вся территория края была разделена на кантоны — своеобразные военные округа. Всего было образовано 11 башкирских и 5 мишарских кантонов. Одновременно было создано 5 кантонов оренбургских и 2 кантона уральских казаков и кантон ставропольских калмыков.

Кантоны не имели специальных названий и различались только порядковыми номерами. В 1798-1803 гг. их было 11, затем 12, в 1847-1855 гг. - 13, в 1855-1863 гг. - 28, в 1863-1865 гг. - 11 укрупненных башкирских кантонов. Для усиления надзора за образом мыслей и поведением лиц, включенных в войско, был учрежден институт попечительства.

Территории кантонов не были одинаковыми. В кантоне насчитывалось примерно 70-150 деревень. Кантоны подразделялись на юрты, или команды, состоявшие из групп деревень. Каждый юрт охватывал от 700 до 1000 душ мужского пола.

Жизнь башкир и мишарей в кантонах была строго регламентирована. Они могли выехать из деревни, только имея специальные увольнительные документы. С 30-х гг. XIX в. на башкир и мишарей было распространено военно-судебное делопроизводство.

Введение кантонной системы управления привело к появлению мощного военно-бюрократического аппарата и увеличению численности чиновников. В состав кантонной администрации входили: кантонные начальники и их помощники, юртовые старшины и их помощники, деревенские начальники, юртовые сотники и десятники. Вторую группу чиновников составляли лица, отвечавшие за несение военной службы, но не имевшие постоянных должностей: походные старшины, дистанционные начальники, походные есаулы и походные сотники. До 1834 г. кантонные начальники подчинялись военному губернатору, позднее - командующему Башкиро-мещерякским войском. Поскольку прохождение службы предполагало наличие определенных чинов, то царская администрация, опасаясь, что появится большое число дворян нерусского происхождения, точнее, исповедующих не православие, ввела так называемые зауряд-чины (зауряд-хорунжий, зауряд-сотник, зауряд-есаул, походный полковник). Получение настоящих чинов согласно «Табели о рангах» и, соответственно, получение личного титула, а затем потомственного дворянства и могло произойти лишь после прохождения службы в зауряд-чинах. Дослужившийся до любого из двух последних зауряд-чинов мог впоследствии получить первый офицерский чин по «Табели о рангах».

Юртовые старшины назначались кантонными начальниками из числа нескольких кандидатур, выбранных служащими от каждого юрта. Они были наделены достаточно широкими правами по управлению населением своих юрт. Для сохранения спокойствия, порядка и безопасности в каждой деревне выбирались деревенские начальники — «аульные», сотские, десятские, подчинявшиеся становым приставам.

Кантонные начальники избирались из двух кандидатур с последующим утверждением выбранного человека военным губернатором. В отдельных кантонах эта должность фактически становилась наследственной.

В обязанность кантонных начальников входило обеспечение очередного набора на военную службу, наблюдение за выполнением государственных, земских и других повинностей, в т.ч. за продажей и арендой башкирских земель. Они вмешивались и в хозяйственную жизнь населения. За свою службу кантонные начальники получали классные чины и офицерские звания, что позволяло им впоследствии получать личное и потомственное дворянство. Однако, в отличие от русских дворян, башкиры, добившиеся звания дворянина, не получали поместья и не имели права покупать крепостных крестьян. Впрочем, это им было ни к чему, так как, имея вотчинные земли и владея табунами лошадей, они больше нуждались в подтверждении своей родовитости, чем в получение казенного содержания.

Оренбургское губернское начальство умело пользовалось тщеславием кантонных начальников. Поставив во главе кантонов родовитых башкир и обеспечив им привилегированное положение, губернские власти использовали кантонных начальников для эксплуатации рядовых башкир и мишарей. Имеется множество свидетельств злоупотребления местными чиновниками своей властью. Выпускник Казанского университета, потомственный дворянин Альмухамет Куватов в своей записке «О причинах обеднения башкирского народа» писал, что «кантонные начальники брали у башкир одних подарочных лошадей целыми табунами». Эти табуны, в свою очередь, шли в дар высшему губернскому начальству или правительству.

При всех недостатках кантонной системы она способствовала решению главной задачи: через институт военной службы дальнейший процесс интеграции башкир и мишарей в состав народов Российского государства значительно ускорился.

К середине XIX в. юго-восточная граница Российской империи выдвинулась далеко на юг, к реке Сыр-Дарья. На пограничной линии находились регулярные войска и казаки. Необходимость в линейной службе башкир отпала. Стало очевидным, что воинственность башкир не нужна в обитаемом ими крае, составляющем внутреннюю, а не пограничную, область государства. В 1855 г. в военной организации башкирского населения был сделан ряд преобразований. Башкирско-мещерякское войско, после включения в его состав тептярей и бобылей, стало называться Башкирским войском. Из 28 кантонов только 9 были оставлены на положении служащих. Остальные кантоны стали резервными, то есть надобность в регулярном привлечении их к военной службе отпала. В связи с этим встал вопрос о переводе башкир из военно-служилого сословия в гражданское состояние, то есть в податное сословие.

Это стало возможным после отменыкрепостного права в России. 19 февраля 1861г. император Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права в России и «Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости». Частновладельческие крестьяне отныне становились лично свободными, а помещики оставались собственниками принадлежавших им земель, но обязаны были предоставлять в пользование крестьянам земельные наделы. Одновременно изменилась система управления крестьянским населением. В каждой деревне была создана сельская община, которая все важнейшие вопросы решала на сходе. Сход избирал старосту, сборщика податей и других общественных представителей сельской общины. Сельские общины объединялись в волость, волостной сход избирал волостного старшину. Учреждения власти в волости были представлены правлением и крестьянским судом, надзор над которыми осуществлял мировой посредник. В Оренбургской губернии было образовано 641 сельское общество и 110волостей, над которыми надзирали 26 мировых посредников.

В Башкортостане, с его сложной системой управления и полиэтническим составом населения, Манифест и «Положение о крестьянах…» не могли быть применены одинаково ко всем. Поэтому крестьянская реформа и сопутствующее ей изменение системы управления группами населения осуществлялись поэтапно. Вслед за частновладельческими крестьянами были дарованы свободы горнозаводским крестьянам казенных заводов, затем удельным и государственным крестьянам.

В отношении коренного населения края по инициативе генерал-губернатора А. П. Безака (1860-1865) было разработано особое «Положение о башкирах». Данным положением упразднялось Башкирское войско, но предлагалось передать «особое» управление башкирами кантонному и губернскому управлениям. Башкиры получали личные и имущественные права, сохранялась свобода вероисповедания.

С 1865 года башкиры в основной своей массе были уравнены в своих правах с податным сословием: тептярами, бобылями и государственными крестьянами. Исключение было сделано для небольшой прослойки башкирских дворян и духовенства. Однако большая часть природной башкирской аристократии в одночасье превратилась в крестьян.

Коренным образом была перестроена вся система управления башкирским населением, которое было передано в ведение общих губернских и уездных, а также местных по крестьянским делам учреждений. Согласно «Положению о башкирах» было организовано 11 кантонов. В каждом кантоне были образованы сельские и волостные общества башкир и их припущенников, во главе которых были поставлены избранные из числа зажиточных башкир сельские старосты и волостные старшины. Всего было создано 808 сельских и 130 волостных обществ. Вместе с ранее созданными волостями всего в Башкортостане стало 1449 сельских и 240 волостных обществ.

Перевод башкир из военного сословия в гражданское было решено провести одновременно с разделением Оренбургской губернии на две губернии: Уфимскую и Оренбургскую. Как говорится в одном из документов, башкир надо было перевести в гражданское сословие так, чтобы «реформа в башкирском народе совпала с образованием новой (Уфимской) губернии и была принята им как необходимое последствие разделения губерний». Это означало окончательную ликвидацию кантонной системы управления.

Во второй половине XIX в. главной целью внутренней политики правительства Александра II было приведение экономической и социально-политической системы России в соответствие с требованиями времени. После отмены крепостного права, являвшегося острейшей социально-политической проблемой России, тормозившего ее поступательное развитие, правительство приступило к совершенствованию государственного строя и системы административного управления. Освобождение миллионов крестьян и их переход в новое сословное положение требовали изменения системы местного управления.

Реорганизация местного управления в Башкортостане имела свои специфические черты, обусловленные тем, что не было единого административного центра управления краем.

Что же представляла собой Башкирия в середине XIX в.? Хотя по официальным документам давно уже была «поглощена» Оренбургской и другими смежными губерниями, в реальности Башкирия продолжала оставаться единым историко-географическим пространством, еще не расчлененным в экономическом и социокультурном отношениях. Ее особое положение было определено добровольным вхождением башкир в состав Российского государства.

К середине XIX в. в Оренбургской губернии губернским центром являлась Уфа, где находился гражданский губернатор. Центр военного управления краем во главе с генерал-губернатором по-прежнему находился в Оренбурге. Управлять такой огромной территорией было сложно. Кроме губернских учреждений, существовало множество ведомств и контор, которые практически не были связаны между собой, но управляли либо частью населения, либо частью территории края. Башкиры, русские, казаки, киргизы – все они управлялись отдельными органами. Это привело к необходимости пересмотра административно-территориальных границ Оренбургской губернии.

В 1865 году было образовано две губернии – Уфимская и Оренбургская. В состав Уфимской губернии вошли 6 уездов: Уфимский, Стерлитамакский, Белебеевский, Бирский, Мензелинский, Златоустовский. Первым губернатором Уфимской губернии в 1865 — 1867 гг. был Григорий Сергеевич Аксаков.

Оренбургское казачье войско входило в состав Казанского военного округа. Наказной атаман подчинялся командующему войсками Казанского военного округа, а через него военному министру России. На месте все дела по военной части вел Войсковой штаб, а по хозяйственной — Войсковое хозяйственное правление. Последние вольности башкир и казаков, остававшихся в силу своих прежних воинских доблестей привилегированной частью населения края, были ликвидированы после Октябрьской революции.

Вслед за отменой крепостного права в России последовали земская (1864 г.), судебная (1864 г.), городская (1870 г.) и военная (1874 г.) реформы.

В губерниях и уездах создавались губернские и уездные собрания, выборные органы из представителей всех сословий. В основном в них преобладали помещики, а во главе земского собрания стоял предводитель дворянства. Собрание раз в 3 года избирало органы исполнительной власти — губернские и земские управы. В городах были созданы всесословные городские думы. В ходе проведения судебной реформы были созданы всесословные суды.

В Башкортостане реформы были проведены не сразу: в Уфимской губернии — только в 1874 г., а в Оренбургской губернии, которая продолжала подчиняться военному ведомству, земская реформа вообще не проводилась. Таким образом, башкирское население Оренбургской губернии было лишено избирательных прав. В Уфимской губернии башкиры участвовали только «в сельских избирательных съездах на одинаковых с крестьянами всех других наименований основаниях». Количество уездных гласных колебалось от 20 (Златоустовский уезд) до 72 (Уфимский уезд). В Уфимском губернском земском собрании было 42 гласных.

В ходе реформ 1860—1870-х годов были созданы новые органы управления, всесословный суд, было стимулировано создание и развитие фабрично-заводской промышленности, строительство и развитие железнодорожных сетей, развитие речного пароходного транспорта, включение края в общероссийский рынок капиталов, продукции и услуг.

История формирования государственности РБ. Всю историю национально-государственного строительства 20 века в Башкортостане можно разделить на ряд периодов, первый из которых – демократический – охватывает с 15 (29) 1919 года по 20 марта 1919 года; второй – советский – с 20 марта 1919 года по 10 октября 1990 года и третий –современный– с 11 октября 1990 года по сегодняшний день.

Самым сложными в развитии государственного управления и государственной службы в республике Башкортостан были 1917- 1925 годы. Именно в эти годы начинается процесс национально-государственного строительства, определяются территориальные границы, разрабатывается и принимается Конституция. Образование национальной государственности башкирского народа проходило от провозглашения автономно-демократической республики через образование Советской Башкирии и ныне – Республики Башкортостан как суверенного государства.

Вопрос о самоопределение башкир в форме национально-территориальной автономии впервые был поднят башкирской делегацией на Всероссийском мусульманском съезде в Москве (май 1917 года). Большинством голосов Всероссийский мусульманский съезд постановил, что формой государственного устройства, наиболее обеспечивающей интересы мусульманских народностей, является демократическая республика на национально-территориальных, федеративных началах, причем национальности, не имеющие определенной территории, пользуются национально-культурной автономией.

В этот период башкирское национальное движение получило свое официальное организационное оформление и стало самостоятельным - со своей программой, организациями и лидерами. В июле 1917 года в городе Оренбурге состоялся 1 Всебашкирский съезд башкир, где участвовали до 70 делегатов. Съезд отметил, что системой управления, широко обеспечивающей интересы и права российских мусульманских народностей, является демократическая республика на национально-территориально-федеративных началах. Съезд избрал Башкирское областное шуро в составе 6 человек, которое должно было проводить в жизнь принятые решения, создавать местные органы - тюбек шуро (районные советы), подготовить условия для осуществления Башкирской автономии. Башкирское Центральное национальное Шуро конструируется из 7 человек. Эти члены должны работать исключительно в Шуро, служба в других учреждениях не допускалась.

В члены совета из каждого уезда должно быть избрано по одному человеку. Члены совета собираются на совещание, самое меньшое один раз в месяц, во всех волостях организуются отделы Центрального Шуро. В каждый отдел, исходя из численности населения волости, в исполнительный комитет выбираются от 3-х до 5 человек членов. Если волостные шуро найдут необходимым, организуются районные шуро. В районные шуро намечаются от 5 до 8 человек исполнителей дел.

На 2 съезде башкир в августе 1917 Башкирское областное шуро объявило себя учреждением всего башкирского народа – национальной организацией, представляющей собой руководство национальными, политическими и экономическими делами башкир, защищающей их права и интересы. Укреплялись функционирующие и образовывались новые уездные и волостные шуро. В составе областного шуро возникли организационный, военный, земельный, лесной и другие отделы. Местом пребывания Башкирского областного шуро определялся Оренбург, Караван-Сарай.

Сразу после Октябрьской революции, учитывая благоприятную обстановку в стране, Башкирское областное шуро явочным порядком 15 ноября 1917 года приняло постановление о провозглашении автономии Башкортостана, обнародованное затем в виде фармана №2. В фармане указывалось, что созываемый 8 декабря 1917 года 3 съезд (курултай) выработает основные положения конституции Башкирии. 3 башкирский съезд 1917 года вошел в историю как учредительный курултай. Курултай признал, что право башкир на автономию должно быть закреплено во всероссийской конституции, согласно которой Россия является федеративным союзом автономных штатов.

Такова была система управления при первой, досоветской автономии Башкортостана. Впоследствии учредительный съезд автономного Башкортостана будет предан забвению, и лишь с конца 80-х начал становиться вопрос о необходимости официального подтверждения и признания факта возникновения автономной Башкирской республики в ноябре-декабре 1917 года.

Следует отметить, что Шуро и правительство в конце 1917 начал 1918 годов неоднократно заявляли о своем нейтралитете в борьбе между советской властью и ее противниками. В обстановке гражданской войны башкирские части, башкирское население к началу 1919 года оказалось между двумя силами, одинаково враждебно и подозрительно относившимся к ним. Для выхода из сложнейшей ситуации членам Башкирского правительства требовалось приложить максимум усилий по налаживанию нормальных контактов с частями Красной Армии, с мастными и центральными органами Советской власти.

К весне 1918 года в Уфе и Уфимской губернии были ликвидированы органы старой власти: городская дума была заменена Советом рабочих и солдатских депутатов, Уфимское губернское земство, губернское правление передали дела соответствующим отделам комитета Советов.

18 февраля 1919 года Башкирский корпус и правительство в с.Темясово объявили, что считают себя окончательно перешедшими на сторону Советской власти. 21февраля 1919 года там же состоялся 1 Всебашкирский военный съезд с участием членов правительства и 92 представителей башкирских полков. На съезде был образован Временный революционный комитет Башкирии - Башревком. Из 12 членов вновь созданного Башревкома 7 ранее входили в состав старого Башкирского правительства, трое занимали посты в башкирской белой армии. В составе Башревкома были образованы 15 комиссариатов, в том числе комиссариат иностранных дел. Состоялись выборы народных комиссаров. Башревком становится высшим государственным органом.

Развитие национальной государственности и государственной службы невозможно рассмотреть, не касаясь конституционного становления законодательства республики. Для данного периода характерны положения неписаной конституции, основу которой составила совокупность постановлений и других правовых актов, изданных высшими башкирскими органами в 1917-1918 годы. Эти документы показывают, что Башкирская автономия с самого начала строилась на демократической основе, с разделением функций власти: законодательная – курултай, съезд; исполнительная – шуро, правительство; кантонные думы и управы; судебная – высшая судебная инстанция, мировые судьи. Неписаное конституциональное законодательство сохранялось в Советской Башкирии в период с марта 1919 года до принятия первой Конституции БАССР в 1925 году.

Начало неписаной Конституции было положено составлением и утверждением двустороннего договора – Соглашения центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономии Башкирии от 20 марта 1919 года. Согласно этому документу БСР являлась автономной республикой и составляла федеративную часть РСФСР. Власть в Башкирской республике создавалась все - таки на точном основании Конституции РСФСР от 10 июля 1918 года. Соглашение от 20 марта 1919 года определяет территорию и конституционную основу, на которой создается эта республика, устанавливает правоотношение республики с федерацией и административное деление автономной республики, определяет место ее столицы, количество и порядок создания башкирской армии, наконец, решает вопрос о временной власти в Башкирии впредь до созыва съезда Советов.

В основу конституционного устройства Башкирии была положена первая Советская конституция 1918 года. Это означало, что край превращается в республику Советов, где власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам и их полномочному представительству - Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Параграфы 6 и 7 Соглашения предусматривали деление территории восточной Башкирии на 13 административных районов под названием кантонов.

Одним из важнейших положений Соглашения был вопрос о временном характере власти в Башкирии. Впредь до созыва съезда советов Башкирии вся полнота власти в БАССР переходит к Башревкому. Для созыва Съезда образуется смешанная комиссия из пяти лиц, двух делегирует Башревком, двух - центральная советская власть, пятый же назначается по соглашению сторон комиссии.

На местах формируются кантонные революционные комитеты. Основной их задачей являлось осуществление функций органа государственной власти в кантонах. Устанавливалось, что кантонные ревкомы являются органами временными, осуществляющими свои полномочия до организации кантонных исполнительных комитетов Советов. Здесь же утверждалось, что кантонный ревком состоит из трех человек: Представитель Башревкома; кантонный военный комиссар и местный работник из числа коммунистов или сочувствующих. Кантревкомы были высшими органами государственной власти в кантонах и были подчинены лишь Башкирскому временному революционному комитету. Ревкомы издавали обязательные для всех граждан и учреждений приказы, создавали необходимые отделы, осуществляющие те или иные функции. Главной задачей кантревкома была организация хозяйственно-экономического и административного управления уже действующих органов губернских и уездных волостей и вновь созданных Советов. На кантревкомах лежала ответственность срочного проведения выборов в сельские и волостные Советы, подготовительной работы по созыву кантонных съездов Советов.

Кантревком имел право контроля и ревизии всех расположенных на его территории волостных и уездных советов и всех организаций, за исключением действующей армии. Вся эта работа осуществлялась организованными при кантревкомах отделами, которые подчинялись кантревкому и только через него могли сноситься между собой и вышестоящими органами республик. Допускалось прямое двухстороннее сношение отделов с комиссариатами Башревкома с немедленным доведением каждого такого контакта до сведения кантревкома. Во главе отделов стояли избираемые кантревкомами заведующие, но их кандидатуры могли быть отведены соответствующим комиссариатом. В этом случае окончательное решение вопроса принадлежало Башревкому. Распоряжения комиссариатов Башревкома были обязательными для кантревкомов, но за последними сохранялось право их обжаловать в Башревком, хотя их действия на время разбирательства не приостанавливались. Для ведения всей текущей работы положение предусматривало создание Президиума, состоящего из трех-пяти человек. Уже в 1920 году кантревкомы передали свои полномочия кантонным исполкомам, избираемыми съездами Советов.

19 мая 1920 года ВЦИК с СНК РСФСР за подписью Калинина и Ленина принял декрет «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики», который значительно сузил права Башкортостана. Башревком не согласился с этим решением и 16 июня члены Башревкома были вынуждены покинуть свои посты.

С 26 июня 1920 года приступил к исполнению обязанностей новый Башревком, назначенный Башкирским Обкомом РКП (б) с ведома ВЦИКа.

Главной задачей этого учреждения явился созыв первого Всебашкирского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. 25 июля в Стерлитамаке открылся Первый Всебашкирский съезд Советов. Был избран высший исполнительный орган республики - Башкирский Центральный Исполнительный Комитет в составе 36 человек. Так завершил свою деятельность Временный Военно-революционный Комитет Башкирской Автономной Советской Республики. На первой сессии БашЦИК был избран президиум из 5 человек и утверждены народные комиссары. БашЦИК признал целесообразным возложить руководство СНК на председателя Президиума БашЦИК. Это решение о сосредоточении исполнительной и законодательной власти в одних руках было продиктовано условиями гражданской войны.

Таким образом, 1 съезд сыграл определенное значение в дальнейшем развитии Башкирской республики. Он создал постоянные органы центральной власти в регионе. 14 июня 1922 года ВЦИК принял декрет «О расширении границ Автономной Башкирской Социалистической Советской Республики», которым упразднил Уфимскую губернию и включил ее состав БАСР, т.е. создал Большую Башкирию. В связи с этим была развернута работа по слиянию советских и партийных органов в центре и на местах. Был утвержден президиум временного обкома в составе 9 человек, избраны два секретаря Башкирского обкома, президиум БашЦИКа из 11 человек. В составе Совнаркома были определены наркоматы и наркомы: РКИ, социального обеспечения, земледелия, финансов, ОГПУ, продовольствия, юстиции, здравоохранения, труда, просвещения, внутренних дел, военного комиссара, председателя совнархоза. При преобразовании наркоматов и аппаратов власти решено было считать, безусловно, целесообразным в первую очередь привлекать работников, знающих башкирский и русский языки как языки государственные.

Слияние Башкирии по времени совпало с образованием единого Советского государства. 30 декабря 1922 1 съезд Советов СССР принял Союзный договор и Декларацию об образовании Союза Советских Социалистических Республик.

Конституция БАССР 1925 года была подготовлена Наркоматом юстиции республики и состояла из 93 статей, объединенных в 8 глав и 4 раздела. В Конституции четко констатировались предметы ведения и структура госаппарата республики. По Конституции Башкирия признавалась автономной республикой Советов рабочих и крестьянских депутатов, свободно входящей в состав РСФСР и через нее – в Союз Советских Социалистических Республик, свободно определяющей форму своих взаимоотношений с общефедеральной властью и форму участия в общефедеративном Правительстве РСФСР (ст.1). Вместе с тем подчеркивалось, что Башкирская республика - государство рабочих и крестьян, национальная советская республика (ст. 3).

Конституция Башкирской АССР 1925 года закрепляла кантонное территориальное устройство Башкирии. Указывалось, что в состав БАССР входят 8 кантонов: Аргаяшский, Белебеевский, Бирский, Зилаирский, Месягутовский, Стерлитамакский, Тамьян – Катайский, Уфимский (ст. 4).

Носителем высшей власти республики объявляется Всебашкирский съезд Советов, подчиненный исключительно Всероссийскому и Всесоюзному съездам, их ЦИК и их президиумам, а в период между съездами Советов – БашЦИК, а в период между сессиями последнего – его Президиум; общее же управление делами БАССР отдавалось Совету Народных Комитетов, а руководство отдельными отраслями государственного управления – народным комиссариатом во главе с членами Совета Народных Комиссаров – народными комиссарами.

Устанавливалось, что Всебашкирский съезд Советов составляется из представителей, избираемых городскими Советами и кантонными съездами Советов по расчету: от кантонных съездов – 1 депутат на 1000 населения, от Советов городов – 1 депутат на 2000 избирателей (ст. 42).

Предусматривалось, что съезд Советов Башкирской АССР издает, в установленных Конституцией пределах декреты, постановления, руководит деятельностью подчиненных ему на территории республики органов власти, а также наблюдает и контролирует через соответствующие органы учреждения и предприятия, подчиненные центральным органам (поправка 2 к ст. 45).

Центральному Исполнительному Комитету, являющемуся высшим законодательным и контролирующим органом республики в период между съездами Советов, предоставлялось право издавать свои декреты, постановления и распоряжения и утверждать проекты декретов и постановлений и иные предложения, вносимые Советом Народных Комиссаров, отдельными ведомствами, членами ЦИК; объединять работу по законодательству и управлению республикой, направлять работу Президиума и СНК в соответствии с Конституцией Башкирской АССР; наблюдать за проведением в жизнь постановлений Союзного, Всероссийского и Всебашкирского съездов Советов и других Центральных органов Советской власти (ст. 47).

Устанавливался сессионный порядок работы БашЦИК. В этой связи предусматривалось избрание Президиума БашЦИК, который в период между сессиями БашЦИК, являлся высшим законодательным, контролирующим и распорядительным органом власти в республике. За свою деятельность БашЦИК должен отвечать только перед Башкирским Съездом Советов, которому предоставлял отчет о своей деятельности. БашЦИК образовывал Совет Народных Комиссаров для общего управления республикой и народные комиссариаты для руководства отдельными отраслями государственного управления (статьи 46-51).

Предусматривалось, что в состав Совета Народных Комиссаров Башкирской АССР, на правах его членов, входят: а) председатель Совнаркома, б) его заместитель, в) народные комиссары – РКИ, труда, финансов, юстиции (он же Прокурор Башкирской АССР), здравоохранения, просвещения, внутренних дел, социального обеспечения, земледелия, торговли и Председатель Центрального Совета народного хозяйства. СНК в пределах своих прав мог издавать декреты и постановления, обязательные на всей территории Башкирии, которые, однако, могли быть отменены и приостановлены БашЦИК и его Президиумом (статьи 53-56).

Для непосредственного руководства отдельными отраслями государственного управления в республике учреждались следующие народные комиссариаты: 1


razvitie-sporta-i-mezhdunarodnie-svyazi-rossijskih-sportsmenov.html
razvitie-sposobnostej-i-psihicheskih-processov.html
    PR.RU™